Абсолютно потрясающая игра, повествующая о ужасах гражданской... | This War of Mine

Абсолютно потрясающая игра, повествующая о ужасах гражданской войны глазами людей, невольно ставших заложниками полуразрушенного, раздираемого боями города. Игра, при всех своих небольших возможностях, невероятно полно и красочно передающая облик жизни выживающих в милитаристском аду горожан, забытых в этом конфликте, потеряных и предоставленных самим себе. Вас несколько, вы укрылись в одном из обветшалых домов, днём посильно благоустраивая своё изношенное жилище, а ночью выбираясь за припасами на руины тлеющего города, находя, выторговывая, воруя, отбирая ресурсы и еду. "The War of Mine" это одно из тех произведений, способных очень малыми средствами рассказать полноценную пробирающую историю, парой приёмов сделать её памятно яркой и пугающе убедительной. Это, по сути, весьма камерное произведение, в чьём реквезите лишь несколько локаций, пара пейзажей и нехитрый геймплей из собирательства и перераспределения материалов, но выстроено всё это таким кропотливым образом и в такой стилистике, что становится исчерпывающим приёмом связи с игроком. Всё, что делает игрок, непосредственно играя, это следит за вверенными ему героями, чтобы они смогли прожить очередной день или не погибнуть ночью, смутно надеясь дождаться прекращения боевых действий, закончившего бы это чудовищное в своей реалистичности испытание. Эта игра превосходство замысла над исполнением, идеи над формой - ты циклично повторяешь одни и те же действия днём и скрупулёзно осторожничиешь ночью на том импульсе эмоций и впечатлений, которые даёт тебе игра с самого начала. Если игрок поверил, что вокруг идёт война, а сам он бездомный отщепенец, взбирающийся ночью на стройку, чтобы найти доски и, если повезёт, лекарства, то инструментария, имеющегося у игры, хватит с избытком, чтобы продержать его увлечённым и взволнованным до самого конца. Это то, что называется атмосферой, когда ты не просто играешь в игру, ты допускаешь, что всё происходящее в ней реально, и живёшь в ней. Ты толком не знаешь, кто и за что воюет, но убеждаешься, что все они подонки, ты сам можешь оказаться подонком, укравшим еду у стариков или убившим хозяина дома, в подвале которого рылся в хламе, или ты можешь оказаться прекрасным спасителем, ударившим в спину боевика, готового изнасиловать беззащитную девушку в разнесённом супермаркете - это гнёт реального мира, отражённого в игре, и пока ты играешь, ты в центре всего этого, неотрывно связанный с злополучной судьбой этого несчастного города, всех этих замученных людей.

Особенно памятно первое прохождение, когда игрок никак не знает, что он повстречает внутри игры. Сама игра, кстати, вообще не рассказывает, как в неё играть, не давая никаких подсказок, не считая новостей по радио, но интерфейс и многие события довольно интуитивны и к 3-ей попытке выжить игрок уже изучит её целиком. Это не совсем честно, умирать, не зная правил, но попытки познать этот мрачный мир и приспособиться, выжить в нём, увлекают как ничто другое. В моё первое прохождение я залез в жилой дом, желая его обнести, но повстречал его владельца; желая объясниться с ним, я пошёл к нему навстречу, за что он ударил меня ножом и приказал убираться; спустя несколько дней, истекая кровью на кушетке, мой персонаж умер, не пережив ночной налёт бандитов уже на моё жилище. Этот инцидент, скорая смерть персонажа, которого я пытался спасти, то, как стремительно, но при этом ожидаемо он умер, всё это дало мне такой импульс чувств, что его хватило почти до самого конца, который был довольно печален для меня. Парень-бегун был застрелян, уже не помню где, за ним был другой, заколотый в свою первую ночь, в итоге оставшиеся двое умерли к 35-ому дню с разницей в сутки, один от ран, другой от болезни, которой страдал с самого начала и которую я тогда не умел правильно лечить. Много ошибок от незнания, ещё больше от непонимания игры и некоторых её прорех с механикой, что в какой-то момент вызвало злобу на игру, поскольку боевая система здесь крайне несуразная и определённо не в пользу игрока. Но, вероятно, она и задумывалась такой, поскольку здесь нужно не драться, а прятаться и убегать, и даже если ты крадёшься сзади с ножом, будь готов к тому, что ты фатально ошибаешься. В конечно итоге, в третий раз я выжил, не обошлось без застрелянного в затылок парня, но я стойко пережил тяжёлую ржавую хватку этой войны, развернувшейся где-то в Западной Европе и имевшей реальный прототип. И этих эмоций я не забуду.