Добро пожаловать на Пандору, пожалуй, самую безумную... | Borderlands 2

Добро пожаловать на Пандору, пожалуй, самую безумную планету в обитаемой части галактики. Здесь маленький робот считает игрока своим слугой, бандитские группировки нуждаются в услугах посредника, словно герои «Телохранителя» Куросавы, а слепяще-белые заснеженные просторы на глазах сменяются жаркими пустынями. Здесь все охотятся за всеми, а компания «Гиперион», желающая нашей гибели, благополучно воскрешает нас на своих станциях за умеренную плату. Потому что считает это верным признаком того, что купила нас. После открытия Убежища Пандора перестала быть самой захолустной помойкой в галактике и превратилась в центр добычи нового ресурса. Иридий нашел широкое применение в оружейной промышленности, и компания «Гиперион», одним чихом очистив планету от конкурентов, плотно взялась за разработку полезного ископаемого. Параллельно ее глава, Красавчик Джек, пытается навести порядок, нещадно истребляя всевозможных сорвиголов, к которым он относит и так называемых «искателей Хранилища» — вольных приключенцев, к числу которых принадлежали главные герои первой части.

Недовольные жители Пандоры, уставшие от диктатуры корпорации, конечно же, основали Сопротивление. И, разумеется, без помощи новой четверки героев оно долго не протянет. Не говоря уже о том, что Красавчик Джек нашел на Пандоре еще одно Хранилище и всеми силами пытается его открыть, чего, как мы помним из событий оригинала, лучше все-таки не допускать.Несмотря на некоторую банальность завязки, сюжет закручивается исключительно лихо, и именно поэтому подробно о нем мы говорить не станем: радость встреч со старыми героями лучше прочувствовать самому. Сценаристы разошлись не на шутку: персонажи не просто стоят и чего-то от нас хотят, у них есть зачастую скрытые, но легко уловимые мотивы. Это могут быть комплексы, месть, чувство вины, жадность, цинизм — но никто не просит от нас ничего сделать «просто так». Особенно выделяется сам Джек, когда подкидывает нам ту или иную работенку. При этом тем, кто проходил первую часть, интересно будет вдвойне — теперь они получат ответы на многие возникшие еще тогда вопросы.

Новая команда героев в бравости нисколько не уступает старой, хотя все так же по-фрименски молча реагирует, какая бы чертовщина вокруг ни творилась. Возможно, оно и к лучшему — герою вестерна ведь и подобает быть немногословным профессионалом. Впрочем, мы можем наслаждаться скупыми комментариями героев по поводу найденных патронов, да надсадными стонами, которые персонажи издают во время прыжков. Красавчик Джек — злодей особенный. Он вроде бы всем своим поведением и видом показывает свою опереточную природу, дескать, вон какой я злой гений и самовлюбленный молодец. Но при этом, как ни странно, большинство его чудовищных планов претворяется в жизнь. К середине игры приходишь к неожиданному заключению, что наш противник-то, оказывается, отнюдь не дурак: Красавчик просчитывает действия охотников за Хранилищем на два-три шага вперед, попутно усыпляя их бдительность кривляньями и рисовкой. Его трусливость на деле — разумная осторожность, и в случае крайней нужды он готов появиться на сцене самостоятельно, чтобы причинить игроку боль и страдания.

Убивая знакомых нам персонажей с какой-то маниакальной жестокостью, он готов не колеблясь ни минуты пожертвовать самыми ценными сторонниками, если это принесет пользу его делу. Джек — настоящий мастер гамбита, провокации и манипуляции, безжалостный убийца и садист, шут и диктатор в одном лице.А игровой юмор — вообще история отдельная. Borderlands 2 пичкает им сильнее, чем бабушка голодного внука пирожками. Бандиты, атакующие игрока на самодельных летательных аппаратах, напевают «Полет валькирий», механик пишет своей девушке стихи, от которых последняя пускает себе пулю в лоб, а маленький робот практикует на нас методику дрессировки кошек: усердно притворяется, что мы сделали именно то, о чем он нас попросил. Черный юмор, словно грабитель, подстерегает нас в каждой пандорской подворотне. Даже в самый трагический момент главный злодей будет готов выдать какую-нибудь оскорбительную, но от того не менее тонкую остроту.